Один день за чертой. Репортаж из Иудеи и Самарии. Часть I

Ulitsa Vifleema

Наш корреспондент Инна Золотухина провела один день в ПА и выяснила, что думают о применении суверенитета простые палестинцы и представители ФАТХ.

Недавно Биньямин Нетаниягу заявил, что все еще планирует применить суверенитет над районами Иудеи, Самарии и Иорданской долины. Он так же подчеркнул, что план не отменен, а лишь временно приостановлен. «Суверенитет не выпал из повестки дня – сказал, он. — Но, применять его мы будем с американского согласия, а США попросили отсрочки». Корреспондент «Курсора» решила узнать в Палестине, как воспринимают намерения премьер-министра Израиля за «зеленой чертой».

Под куполом

Наш автомобиль подъезжает к границе, где установлен блокпост израильской армии. Но документы военные не спрашивают, и мы беспрепятственно направляемся в Рамаллу. Поскольку израильтяне и арабы по одним дорогам не ездят, от основной трассы протянулось множество «руковов». Одни из них ведут в Палестину, другие – к расположенным на высотах наблюдательным постам израильской армии. Третьи – к израильским поселениям на горах, которые легко узнать по типовым домам с красной крышей, белым бочкам и бетонным заборам с «шапкой» из колючей проволоки. Израиль накрыл Палестину невидимым куполом и все, что происходит на этой неспокойной земле, находится под контролем.

На улицах Рамаллы работают магазины, супермаркеты и кафе. Цены плюс-минус такие же, как в Израиле. Дешевле только хлеб и сигареты (одна пачка стоит не 30, а 25 шекелей). Я замечаю за прилавками одетых по-европейски в джинсы и футболки женщин. Они объясняют мне, что в личные и религиозные вопросы власти Палестины не вмешиваются. Поэтому, права и свободы женщин здесь зависят исключительно от их семей.

— Как отец с мужем скажут, так и будет, – улыбается мне симпатичная продавщица в магазине Zara. – Сейчас у нас многие женщины работают, поскольку это выгодно. Ведь по закону Палестины за одинаковый труд женщины и мужчины получают одинаковую зарплату.

Неподалеку от магазина Zara расположен ресторан, в котором мне назначил встречу бывший заместитель министра энергетики ПА, экс-губернатор бюро главы Палестинской автономии и активный член ФАТХ Джагуб Басем. По его словам, он решил встретиться со мной, чтобы развенчать мифы и слухи о Палестине.

— Я хочу, чтобы вы увидели: большинство палестинцев не испытывают ненависти к израильтянам – говорит он, пожимая мне руку. – Мы нормальные люди, которые хотят мирной жизни.

— А как же заявления о том, что Израиль должен быть уничтожен?

— ФАТХ таких вещей не говорит, это не наша позиция. Всем известно, что глава Палестинской национальной администрации Махбуд Аббас выступает за мирное решение вопросов между Палестиной и Израилем.

Bassam Dzhagub okolo glavnogo ofisa FATH

Бассам Джагуб около главного офиса ФАТХ

— В Израиле бытует мнение, что именно ФАТХ виновен в террористической деятельности ХАМАС против Израиля. Мол, не смог приструнить радикалов-фанатиков. Израиль не пойдет на мирные переговоры до тех пор, пока ХАМАС не прекратит террористическую деятельность…

— Послушайте! Если бы в 2007 году захват власти в Газе бойцами ХАМАСА был выполнен вопреки воле Израиля, ваша армия выгнала бы их на второй день. ХАМАС создал Ликуд во времена премьер-министра Ицхака Шамира для того, чтобы в Палестине было два противоборствующих полюса, а у Израиля всегда оставалась возможность заявить на международной арене: в Палестине нет нормальных людей, которые хотят мира.

— Вы утверждаете, что Израилю выгодна война, теракты и гибель израильтян?!

— Да, я именно так и считаю. Иначе, почему после переворота в Газе взрывы прекратились?

— Как же прекратились, если сейчас Газа обстреливает Израиль огненными шарами, в результате чего возникают пожары?

— Огненные шары нужны властям Израиля, чтобы поддерживать у израильтян ощущение напряженности. Чем больше израильтяне боятся ХАМАС, тем активнее они поддерживают власть. Такова внутренняя политика Израиля. При этом масштабных взрывов уже давно нет. Но и это еще не все. Я считаю, что война между Палестиной и Израилем не носит религиозный или исторический характер. Религиозные и исторические темы используют в целях пропаганды. А на самом деле сложившаяся ситуация просто выгодна Израилю с экономической точки зрения.

— У вас есть доказательства этого?

— Да! Напомню вам, что на Западном берегу реки Иордан находятся стратегически важные подземные запасы воды. А чуть южнее – запасы нефти. И по нашей информации, Израиль уже начал тайно ее добывать (ведет работы за забором). В тоже время у реки Иордан прекрасные земли для сельского хозяйства. Да, что там говорить! Палестина все товары получает только через Израиль. Платит налоги в Израиле. Не может напрямую получать нефть, газ, электричество, воду у арабских стран. Мы во всем зависим от Израиля. По сути, Израиль превратил Палестину в очень удобный для себя рынок. Какие еще вам нужны доказательства?

— Я думаю, что израильтяне с вами не согласятся…

— Если кто-то захочет изучить этот вопрос глубоко, он поймет, что я говорю правду.

— А как в ФАТХ воспринимают план Трампа?

– Наша организация пребывает в растерянности. Мы пошли на переговоры с Израилем. Согласились с тем, что наше государство будет демилитаризировано и займет лишь 22% территории от исторической Палестины, а на границе между ним и Израилем, будут присутствовать миротворческие миссии. И, тут такое! Аннексия территорий на Западном берегу реки Иордан для нас означает, что надежды на мирное решение вопроса — нет. Ведь по сути, Палестина так и останется под полным контролем Израиля и у нас будет фикция вместо государства. Разве мы можем согласиться на такие условия? Смириться с тем, что весь Иерусалим станет столицей Израиля? Конечно, нет! Напомню, что ранее шла речь о том, что западная часть Иерусалима останется в Израиле, а восточная войдет в состав государства Палестина. Только такой вариант может нас устроить.

Террористы-герои

Вместе с Джагубом Басемом мы отправляемся в Дженин, где находится один из самых больших лагерей палестинских беженцев в Иудее и Самарии. Сейчас здесь проживает около сорока тысяч человек.

В 1948 году после бегства с территории Израиля большинство арабских семей селились здесь прямо под открытым небом или в палатках. Позже представительство Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) арендовало в городе землю, чтобы беженцы могли построить себе дома.

Lager bezhentsev v Ierihone 2x 1

Лагерь беженцев в Дженине

Terroristy na plakatah v lagere bezhentsev v Ierihone 2x 1

Дженин и, не оставляющие сомнений где ты, растяжки

— Сейчас явной нищеты тут не найдешь, – рассказывает Джагуб Басем. – Хотя в каждой семье не меньше 10 детей, родители могут заработать на пропитание. Кто-то трудится на рынке, кто-то на стройках или в небольших ремесленных мастерских. Кроме того, здесь работает миссия ООН, оказывающая беженцам гуманитарную помощь: раздает продукты питания, спонсирует строительство школ и больниц.

Lager bezhentsev v Ierihone

Лагерь беженцев в Дженине

На первый взгляд улицы лагеря ничем не отличаются от улиц любого другого палестинского города. Куда ни глянь, везде торговые точки, словно мы находимся на рынке. Но расслабляться не стоит. Во-первых, местные обитатели поглядывают на нас крайне подозрительно и недоброжелательно. Во-вторых, прямо у нас над головой на «растяжках» из веревок висят огромные портреты палестинцев, принимавших участие в войне против Израиля. Проще говоря, террористов здесь считают героями. Напомню, что во время Второй инитифады отсюда было отправлено в Израиль 28 смертников. А в апреле 2002 года израильская армия провела здесь спецоперацию, в результате который были убиты 23 израильских солдата и 52 палестинца.

Terroristy na plakatah v lagere bezhentsev v Ierihone

Террористы на плакатах в Дженине

Terroristy na plakatah v Ierihone

Террористы на плакатах в Дженине

— Израильские спецслужбы до сих пор заходят в лагерь по ночам и арестовывают людей, – говорит Джагуб Бассем. – Но потом, как правило, не могут доказать вину задержанных.

— Местные жители наверняка поддерживают ХАМАС? – спрашиваю, я у него.

— Если выборы будут сегодня, я думаю, ХАМАС наберет 30% на Западном берегу реки Иордан, – уклончиво отвечает он. — И только 15-16% в Секторе Газа.

— Почему так мало в Секторе Газа?

— Потому что на Западном берегу Иордана не знают что такое ХАМАС на самом деле. А жители Газы видят своими глазами, что лидеры ХАМАС прикрываются религией, но на самом деле заняты только вопросом собственного обогащения. Именно для этого они и захватили власть в Газе. Лично я считаю, что, когда ХАМАС начал убивать своих братьев-палестинцев из ФАТХ, он перестал быть частью освободительного движения.

Инна Золотухина

Продолжение читайте завтра…

Читайте последние новости Израиля и мира на канале Курсора в Telegram.

Автор материала:
Эшель Мирсон
ТЭГИ: