Жизнь человека в РФ стоит 160 долларов

sasha.riman 9TV, Zahav, Все новости, Криминал, Россия 0 Comments

Кировский районный суд Казани постановил взыскать с МВД России в пользу родственников местного жителя Павла Дроздова, погибшего в отделе полиции «Юдино» шесть лет назад, десять тысяч рублей (около 160 долларов).

Изначально родственники запрашивали два миллиона. Следствие установило, что перед смертью задержанного подвергли пыткам, говорится в статье агентства РИА Новости, опубликованной 17 мая.

В конце января 2012-го 46-летний Дроздов отдыхал с друзьями в одном из казанских кафе. Компания вела себя довольно шумно, это не понравилось некоторым посетителям, и они вызвали полицию. Приехавший наряд усадил подвыпившего Дроздова в машину и отвез в ближайшее отделение — «Юдино». По подозрению в мелком хулиганстве.

«Около восьми вечера мне позвонили и сообщили, что Паша в полиции, — рассказывает отец погибшего Анатолий Дроздов. — Я пошел его вызволять, но в отделение не попал — на входе остановили два сотрудника. Свои действия они объяснили распоряжением начальника, приказавшего никого не пропускать внутрь».

Забрать Павла пытались и друзья, с которыми он веселился в кафе. Дежурный их выпроводил, сообщив, что задержанный переночует в отделении. А в два часа ночи в квартире отца раздался звонок в дверь — на пороге стояли люди в форме, предложившие проехать в отдел полиции.

«Я зашел и сразу увидел сына в расстегнутой рубашке, лежащего в коридоре на полу. Уже мертвого. Вокруг все суетились, — продолжает Анатолий. — Это была жуткая картина. Полицейские попытались меня успокоить и даже предложили выпить кофе, однако объяснять ничего не стали. Сказали только, что Паша скончался, и тело надо отвезти в морг».

Только спустя несколько месяцев правозащитникам удалось выяснить, что смерть наступила после «профилактических» бесед, которые провели с Павлом пятеро сотрудников отдела.

Пытать задержанного российские садисты в полицейской форме решили впятером. Действовали четко: один встал Павлу на ноги, второй — на спину, третий нанес ему под ребра несколько так называемых расслабляющих ударов, четвертый сзади сковал руки наручниками, а пятый связал ноги веревкой, подтянул их к рукам и закрепил. Это в полиции называют «ласточка».

Связанного Павла оставили на бетонном полу. Когда через 13 минут вернулись проведать, тот уже не дышал. Специалисты провели несколько судебно-медицинских экспертиз, но «точную причину смерти так и не установили».

На скамье подсудимых оказались четверо сотрудников отдела полиции «Юдино» — Сергей Петикин, его брат Алексей, Эдуард Болгаров и Олег Бачуров. Дело в отношении пятого фигуранта, Андрея Маркунина, прекратили в связи с его смертью в апреле 2012-го. Экс-полицейских обвинили в превышении должностных полномочий с применением насилия и специальных средств.

Прокурор запросил для них в общей сложности 16 лет лишения свободы в колонии общего режима. Родственники Дроздова также настаивали на тюремном заключении. Однако Кировский районный суд Казани в ноябре 2017-го приговорил всех четверых к условным срокам. Кроме того, фигурантов лишили права занимать должности в правоохранительных органах в течение трех лет с момента истечения срока наказания.

Приговор обжаловали, но в январе 2018-го Верховный суд Татарстана оставил его в силе. «Я был на всех судебных заседаниях. Никто из подсудимых так ни разу и не извинился передо мной за смерть сына, — говорит отец погибшего. — Разве что сразу после того инцидента один из офицеров в отделе полиции сказал, что ему очень жаль».

Как неоднократно информировал Курсор, пытки и истязания в российских застенках (в том числе в СИЗО) — обычная практика. Палачи, в случае смерти заключенного, всегда ставят один и тот же «диагноз» — самоубийство.

Так, например, уголовное дело по факту гибели талантливого инженера Валерия Пшеничного в СИЗО Санкт-Петербурга в феврале этого года до сих пор расследуется как доведение до самоубийства. Семья погибшего добивается переквалификации дела по статье «убийство».

Между тем, Денис Пшеничный рассказал Пятому каналу о характере травм, обнаруженных на теле отца, погибшего при загадочных обстоятельствах в петербургском СИЗО.

По словам Дениса, результаты судебно-медицинской экспертизы опровергают первоначальную версию о самоубийстве Валерия Пшеничного, которую озвучили во ФСИН. Помимо десятков травм, следователи обнаружили 19 ожогов от электроудара, в том числе на языке.

ТЭГИ: