Последствия дикого коммунистического эксперимента в Китае

levamelamid Все новости, Пресса 0 Comments

Тридцать лет назад миллионы маленьких девочек были покинуты своими родителями из-за самого большого демографического эксперимента в истории.

2018 г.

 

Незаживающие раны из-за политики единственного ребенка в Китае

Коммунистическая партия Китая перевернула страницу политики единственного ребенка на семью, и теперь эти женщины хотят отыскать свои корни, пишет спецкор Le Figaro Себастьен Фалетти.

Для Линь эта давняя травма сопровождается дополнительной горечью. «В 21 год мои приемные родители принудительно выдали меня замуж за моего второго брата. Он был слепым», — признается молодая женщина. «Сначала я сопротивлялась, но они попросили меня доказать мою благодарность по отношению к ним, так как они влезли в долги, чтобы купить меня, когда я была младенцем», — рассказывает она. Линь была куплена за 150 юаней (19 евро) в одном агентстве по усыновлению, незаконно торгующем грудными детьми, отбракованными в результате политики, ограничивавшей рождение детей в семье, которая проводилась в Китае начиная с 1979 года, говорится в статье.

История Линь печальна и банальна для сельского района, где единственный сын выполняет тяжелую работу на поле или в море, тем самым обеспечивая старость своих родителей, при отсутствии пенсии. Согласно конфуцианской традиции, дочь после выхода замуж должна жить в семье мужа, покинув своих родителей на произвол судьбы. То есть она представляет собой финансовое обременение, без «окупаемости инвестиций», поясняет Фалетти.

«Когда я была маленькой, меня уже называли по имени моего третьего брата, за которого я должна была выйти замуж. Ко мне относились совсем по-другому», — утверждает еще одна удочеренная когда-то молодая женщина Дуюй. Родители сочли, что будет выгоднее купить ребенка, предназначенного для женитьбы их сына, чем позднее выплачивать соответствующее приданое за взрослую невесту. «Когда я повзрослела, я отказалась и в конце концов нашла бойфренда, который захотел выплатить моим родителям 20 тыс. юаней» (приблизительно 2500 евро). Свобода покупается за красные купюры с изображением Мао, отмечает журналист.

В городке Чжоунин неправительственная организация «Дети Чанлэ» организует встречи биологических родителей и их детей после долгой разлуки, основываясь на данных ДНК. «Все хотят выяснить свое происхождение. Это внутренний инстинкт», — считает Сюй Лиюань, другая участница поездки, организованной этой ассоциацией.

Многие поседевшие люди просматривают буклеты на розовой бумаге с портретами 70 женщин, номерами телефонов и штампом «Тест ДНК». Насторожившись, старые родители с болью в душе пытаются уловить сходство, в надежде отыскать ребенка, брошенного ими тридцать лет назад, описывает автор статьи.

Перед палатками, разбитыми прямо на площади, выстраиваются в очередь мужчины для прохождения теста ДНК, стоимостью в среднем в 600 юаней, надеясь, что эти данные способны соединить их с ребенком, от которого они когда-то отказались, говорится в статье. «Это было мрачное время. Я отказался от своей дочери в 1986 году, так как официальные представители угрожали мне тюрьмой или принудительной стерилизацией, если я ее оставлю. К тому же я хотел мальчика», — признается фермер Се. Он ярый сторонник президента Си Цзиньпина, но критически смотрит на драмы прошлого. «Политика единственного ребенка принесла страдания миллионам семей», — говорит Се.

По данным министерства здравоохранения Китая за 2013 год, политика единственного ребенка привела к 336 млн абортов и 196 млн стерилизаций, говорится в статье.

Когда машина Коммунистической партии дала задний ход, разрешив с 2015 года второго ребенка на семью, дабы воспрепятствовать ускорившемуся старению населения, языки развязались и вскрылись старые драмы, указывает автор статьи.

«Это строгий контроль над рождаемостью убил моего ребенка. Я потеряла одну или двух дочерей. Вы не можете нас осуждать за то, что мы отдали предпочтение мальчикам», — заявила одна плачущая женщина под одобрительными взглядами толпы.

«Если я увижу свою дочь, то скажу ей, что у нас не было выбора», — утверждает фермер Се, которого до сих пор мучают угрызения совести.

Себастьен Фалетти | Le Figaro

Источник: Le Figaro

ТЭГИ: