Сирийцев ничто не спасет от абсолютной власти Башара Асада

levamelamid Все новости, Пресса 0 Comments

izrail-prosit-kreml-ne-prodavat-oruzhie-iranu

Три специалиста по Сирии написали книгу «В голове Башара Асада», вышедшую на прошлой неделе в издательстве Actes Sud. Двое из них — издатель Фарук Мардам-Бей и писатель Субхи Хадиди — сирийцы, третий, политолог Зиад Маджед, …

Три специалиста по Сирии написали книгу «В голове Башара Асада», вышедшую на прошлой неделе в издательстве Actes Sud. Двое из них — издатель Фарук Мардам-Бей и писатель Субхи Хадиди — сирийцы, третий, политолог Зиад Маджед, ливанец. Интервью с экспертами записали журналисты французской Liberation Катрин Кальве и Люк Матье.

«Система Башара такая же, как та, которую он унаследовал. Существует определенная преемственность межу ним и Хафезом Асадом. Но, придя к власти в 2000 году, Башар испытывал потребность предстать в ином свете, чем его отец, — отмечают авторы книги. — С самого начала он настаивал на том, что он у власти не только по воле своего отца, а что это его судьба и желание сирийского народа. Он говорит о своем предшественнике как о «президенте Хафезе», а не о президенте Хафезе Асаде, словно подчеркивая, что Асад — это он сам. Он провозглашает себя единственным создателем современной Сирии».

«Как вы объясняете безнаказанность, которой продолжает пользоваться Башар Асад?» — спросили журналисты.

«При Асаде-сыне с 2011 года мы стоим перед лицом двух факторов, поддерживающих такую безнаказанность. Покровительство, предоставляемое русскими посредством вето, которое парализует Совбез ООН и блокирует всякие попытки подать иск в Международный уголовный суд, и отсутствие по сегодняшний день твердой западной воли считать правосудие самым важным вопросом, сопровождающим любое политическое решение. «Нормализовать отношения с режимом» или «согласиться на то, чтобы Асад стал частью решения» — таковы возможности, упоминаемые европейскими и американскими официальными лицами в качестве «необходимого условия» для того, чтобы сдвинуться с места под предлогом «реализма». Но это означает «смириться с преступлениями против человечности и военными преступлениями» и исключить сирийцев из-под защиты международного права ради того, чтобы «стабилизировать» ситуацию. Хотя это всего лишь иллюзия. Своим использованием жестокости (пытки, насилие, осады, бомбардировки, в том числе с применением химического оружия) Асад стремится сказать сирийцам, что он останется безнаказанным и что ничто в мире не спасет их от его абсолютной власти. Соглашаться с его властью или поддерживать ее — значит одобрять его безнаказанность и его действия. Это ободряет его, а также поощряет всех преступников совершать еще больше злодеяний. И создает благоприятную почву для возникновения различных видов нигилизма и терроризма», — считают эксперты.

«Может ли нынешний конфликт привести к федерализации Сирии?» — спросили интервьюеры.

«Сегодня Сирия представляет собой раздробленную территорию. Режим и его российские и иранские крестные отцы контролируют более 60% территории, курдские силы, поддержанные американцами, — 25%, Турция и ее союзники, находящиеся в оппозиции к режиму, занимают 12% (Идлиб, север Алеппо, плюс зона вокруг базы Аль-Танф на юге, находящаяся под защитой американцев). ИГИЛ остается в нескольких очагах сопротивления в пустыне со стороны иракской границы», — поясняют собеседники издания.

«Если такое раздробление сохранится с помощью соглашений и временных договоренностей или просто как статус-кво, то мы окажемся перед лицом фактической федерализации», — продолжают авторы книги.

«С другой стороны, хотя план административной и даже федеральной децентрализации «теоретически» представляется необходимым для будущей Сирии, сегодня за исключением курдов нет таких сил, которые являлись бы его носителями или поддерживали его в случае, если будет серьезно обсуждаться или рассматриваться такое политическое решение. Сторонники режима выступают против подобного плана, большинство оппозиционных сил отвергают его, и два самых влиятельных региональных игрока, Иран и особенно Турция, тем более не согласятся на него, каждый по своим причинам», — заключают эксперты.

Катрин Кальве, Люк Матье | Libération

Источник: Libération

ТЭГИ: